16+
Больше новостей

Да 56.8%

Нет 32.6%

Не знаю 10.6%

Всего голосов: 227

Больше опросов

Артем Кириленко: «Сейчас на строительство школ по концессиям готово выходить очень много потенциальных концессионеров»

Интервью Тараса Самборского с заместителем главы Сургута Артемом Кириленко

Артем Кириленко: «Сейчас на строительство школ по концессиям готово выходить очень много потенциальных концессионеров»
Фото: siapress.ru

О том, какие инвестиции стоит ждать Сургуту в ближайшее время, о масштабных проектах, проблемных точках города и планах на будущее —в интервью заместителя главы Сургута Артема Кириленко.

Тарас Самборский: Я приветствую всех слушателей, зрителей, читателей портала siapress.ru. После нескольких дней работы с перебоями, вызванных хакерской атакой на наш сайт, мы всё-таки в эфире и все благополучно разрешилось - мы по-прежнему в полной боевой готовности.

Сегодня работаем в сургутской студии siapress.ru с заместителем главы города Сургута Артемом Кириленко - это, условно, заместитель по инвестициям. Он отвечает за те экономические процессы в городе, которые призваны поднимать и развивать экономику нашего муниципалитета. Я вас приветствую, Артём! Поехали?

Артём Кириленко: Добрый день! Поехали!

Т.С.: Скажите, пожалуйста, пару дней назад администрация объявила об очередной процедуре - о выставлении муниципального предприятия городской рынок на концессионные торги. Вопрос следующий: цель, которую сейчас преследует город, в чем заключается? Заработать на этом денег, и если да, то почему просто не продать рынок и забыть о его существовании?

А.К.: Тарас Владимирович, смотрите, во-первых, это всё-таки будет не концессия, потому что по закону о концессионных соглашениях о рынке они не попадают в эту категорию как объекты, по которым можно заключать концессионные соглашения. Поэтому мы всё-таки рассматриваем, в первую очередь, механизм долгосрочной аренды. Надо сказать, что центральный городской рынок - единственный рынок, который, по сути, имеет статус рынка. И если мы, администрация, просто его продадим, то существуют большие сомнения, что предприниматели организуют там современный рынок. Наиболее вероятный сценарий при продаже - появится либо один из федеральных сетевых магазинов, либо, так скажем, немного в другом виде вещевой рынок. Опять же сложно проконтролировать те инвестиции: будут они, не будут, в каком виде будет существовать этот объект внешне, сами понимаете, место достаточно привлекательное - это центр города. И хотелось бы, конечно, чтобы появился объект, которого достойны жители нашего города. Поэтому был выбран механизм именно долгосрочной аренды, и целевым использованием будет городской рынок.

Т.С.: Можно я перебью, уточню. То есть закон запрещает продавать муниципальное имущество - рынки, я правильно понимаю?

А.К.: Продавать не запрещает, но в случае продажи мы потеряем контроль над использованием этого имущества, и собственникам уже никто не запретит переформатировать объект под иной вид деятельности.

Т.С.: Для города что, рынок важен своим функциональным наполнением? То есть вы хотите, чтобы там что было - продажа продуктов питания, фермеры всякие? Или какую цель ставит город при этом новом формате долгосрочной аренды?

А.К.: Есть запрос и со стороны жителей на то, чтобы рынок всё-таки существовал, есть такой же запрос и со стороны предпринимателей. И есть запрос, чтобы рынок стал более современным. Этот запрос родился не только что. Ещё дума шестого созыва, в состав которой я входил, занималась этим вопросом и просила руководство рынка совместно с администрацией разработать план инвестиций по реконструкции. Там и ветхие инженерные сети, и внешний вид вызывает обеспокоенность, и неэффективное использование внутреннего пространства. Нам были представлены и концепции развития, и планы.

Т.С.: Рынком сегодня управляет муниципальный служащий, как это все выглядит? Это работник муниципального предприятия, да?

А.К.: В настоящее время это ООО. В августе прошлого года муниципальное предприятие было преобразовано в общество с ограниченной ответственностью, но 100% долей этого общества принадлежит администрации города.

Т.С.: Все понятно.

А.К.: То есть первый этап приватизации пройден.

Т.С.: Я понял из ваших слов, что рынок вы отдаёте в долгосрочную аренду не для заработка, то есть это не инвестиция в прямые материальные выгоды. Это инвестиция в создание определённой городской среды, в данном случае того формата, который обеспечивает людям попадание в привычный рынок продуктов питания, в частности?

А.К.: Да, главная цель - создать хороший достойный объект, а заработок для администрации - это вторично. Однозначно, общество с ограниченной ответственностью не должно уйти в убытки, какая-то арендная плата, в любом случае, будет для инвесторов. Но первоочередная задача - это всё-таки получить красивый и достойный рынок.

Т.С.: Эта аренда или долгосрочная аренда на сколько-то лет или с правом выкупа? Я видел одну из программ договора, там право выкупа звучало.

А.К.: Это зависит от тех предложений, которые поступят. Здесь никак потенциальные инвесторы не ограничены. В любом случае, город получит свою выгоду. Если будет самый достойный проект с последующим выкупом, то мы все равно гарантируем, что в течение определенного времени рынок будет функционировать как рынок, что все равно будут обеспечены вложения. В таком случае действительно арендная плата будет вполне рыночной и бюджет города через дивиденды получит вменяемую сумму в течение всего срока. Если же договор заключим без права выкупа, то мы понимаем, что это будет безусловно какая-то минимальная арендная плата, для того чтобы долгосрочный инвестор смог окупить собственные затраты, которые он понесёт. А эти суммы исчисляются в порядке двухсот миллионов рублей, то есть это не маленькие инвестиции, их надо суметь окупить. Что касается сроков - здесь мы тоже не ограничиваем, но, я полагаю, этот срок должен быть не менее 15 лет.

Т.С.: Возможно такое, что этот рынок всё-таки будет продан через какое-то количество лет?

А.К.: Я допускаю это, да.

Т.С.: Вы допускаете. Тогда через какое-то количество лет, через 15, как вы сейчас говорили…

А.К.: Да обязательно, через какое-то количество лет и только после того, как он станет должным образом функционировать.

Т.С.: Но через 15 лет там появится «Красное и Белое», «Перекрёсток», «Магнит» - все что угодно. И все, тогда ваши прекрасные слова, которые вы сейчас говорите, теряют смысл.

А.К.: А здесь логика следующая: для того чтобы сейчас объект преобразовать в один из магазинов федеральной сети, необязательно много вкладываться, достаточно небольшие вложения сделать, преобразовать в магазин - сильно инвестору можно не заморачиваться. Но если мы говорим о том, что инвестор сначала вложится и потом у него появится право выкупа, то, я думаю, тут всё-таки инвестор будет эксплуатировать объект в том виде, который мы получим в результате инвестиций. Согласитесь, сделать современный рынок за большие деньги и после этого опять инвестировать для преобразования в магазин - не совсем логично. Этими мотивами и руководствуемся в принятии решения.

Т.С.: Это считать надо, может быть, и логично.

А.К.: Безусловно.

Т.С.: Десять миллионов спокойно отбиваются за этот срок, и потом инвестору абсолютно все равно, как использовать имущество и вообще земляной участок.

Хорошо, мы про рынок поняли. Но вот смотрите - вы держите муниципальное имущество в муниципальных руках, для того чтобы муниципалитет не потерял свои определённые задачи в этой сфере. Если проехать чуть ближе к центру города, на улицу Ленина, у нас на одной из главных сургутских площадей стоит без какого-либо серьезного дела и толка Агентство воздушных сообщений (АВС), которое тоже является муниципальной собственностью. Город очень хочет его продать, и сургутские финансовые власти заявляют, что надо пополнять казну, задача давно стоит в приватизационном плане и надо закрывать эту проблему. Вам не кажется, что в отношении этого знакового сооружения сургутская власть должна выражать похожую позицию, как и с рынком - что в центральной части Сургута такое большое легкодоступное здание должно выполнять какую-то важную городскую функцию? А не быть проданным с молотка ради миллионов двухсот, наверное, сколько получит бюджет от этой сделки. Может быть, переместить туда какие-то городские службы, учреждения, музеи, выставочные залы, кружковую деятельность и использовать его, чтобы в этой части Сургута не появился тот самый предполагаемый магазин федеральной сети? А это произойдёт через секунду после того, как вы подпишите договор купли-продажи.

А.К.: Здесь очень важно экономические нюансы учитывать. В случае с городским рынком, с выкупом или без, бюджет все равно получит в итоге больше, чем если этот рынок останется в управлении ООО и мы не привлечём инвестора. Если же говорить про Агентство воздушных сообщений, то оно действительно стоит в плане приватизации, утверждённом думой и городом, но не как здание, а как бизнес. В настоящее время оценка бизнеса превышает стоимость здания.

Т.С.: А какой там бизнес?

А.К.: Это АВС. Оно стоит в плане приватизации не как здание, а как бизнес.

Т.С.: Там бизнес, который продает авиабилеты?

А.К.: Да, который продает авиабилеты.

Т.С.: Но это же лукавство, правда? То есть это какая-то хитрость, чтобы оценить это пониже.

А.К.: Наоборот, в настоящий момент этот бизнес оценивается выше, чем совокупность недвижимого имущества, которое находится в собственности акционерного общества. Поэтому имеет смысл продать как бизнес подороже. А вот если на этот бизнес не найдется покупателя, тогда могут быть рассмотрены разные варианты, как, например, использование ликвидации АВС, но никаких таких принятых необсуждаемых решений нет. Может быть принять решение о ликвидации акционерного общества с возвратом имущества в муниципалитет и использование либо под нужды муниципальных учреждений, либо для продажи как имущество. Но в настоящее время, повторяю ещё раз, в плане стоит продажа именно бизнеса АВС, и он дороже, чем совокупность имущества, которое имеется.

Т.С.: Здесь речь идет все-таки формально о бизнесе АВС, а по факту это здание давным-давно превращено в барахолку, правда? Там каждый кусок здания сдан за коммерческую арендную плату, и вот именно это формирует представление о такой высокой цене. А если помещение расчистить и оставить пустым, то, значит, будет по-другому, понятно.

И все-таки, ваша личная точка зрения - должен ли город в каких-то случаях (мы говорим сейчас о двух, трех, четырех, максимум пяти примерах на весь город) думать не о прямой финансовой выгоде, на которую вы сейчас сослались, а о выгоде другого плана? О недопущении маргинализации населения - ведь вы в том числе именно по этой причине не хотите превратить городской рынок в какой-нибудь винно-водочный ларек.

А.К.: Безусловно.

Т.С.: А здесь это будет, и вы это прекрасно понимаете. Здесь это будет обязательно. Может быть, городу действительно какое-то имущество не спешить продавать, а развивать и вкладывать в него деньги. Ведь мы же находим деньги на многие другие социальные проекты: мы строим школы, спортивные учреждения. И именно помещение Агентства воздушных сообщений, которое выходит на самый центральный перекресток Сургута, могло бы работать на развитие общества. Горожане могли бы пользоваться им как картинной галереей, например, филиалом музея (или сам музей переместить туда), крутой школой - да всем чем угодно. У нас клубы и детские кружки сидят в торговых помещениях, в подвалах, подъездах, платят за это коммерческую аренду. Может быть, там создать какой-нибудь такой бизнес-инкубатор для подобных заведений и забыть о том, что это имущество надо продавать. Вот лично вы к чему больше склоняетесь?

А.К.: Однозначно такие объекты должны быть. Вы правильно сказали, что пример городского рынка - это как раз из той серии, когда администрация города формулирует свои требования. Но надо понимать, что за бюджетный счет нельзя, невозможно все содержать - это во-первых. Во-вторых, когда мы формулируем такие требования к бизнесу, эти требования должны быть реальными и выполнимыми, тут должны быть партнерские отношения, чтобы управлять, в том числе, и комфортной городской средой. Ведь комфортная городская среда - это не только благоустройство, это совокупность всех факторов: и учреждения, которые в пешей доступности находятся, и внешний вид фасадов - то есть очень много всего. И, соответственно, со стороны администрации управлять этим процессом и формировать требования в соответствии с общим видением развития безусловно важно. Что касается непосредственно этого здания на Ленина: у него планировка весьма своеобразная, и если какое-то из муниципальных учреждений подойдет под него и будет целесообразно там что-то такое размещать, то это один из сценариев развития событий, я вполне это допускаю. Только надо понять, какому из муниципальных учреждений выгодно находиться на таком центральном месте, которому нужно именно хорошее визуальное представление, потому что я сугубо уверен: будь это муниципальное учреждение или частное, но оно однозначно должно выглядеть красиво, в этом я точно убежден.

Очень много говорилось про реновацию улицы Ленина, но сейчас этот вопрос ушел на второй план. Из-за этого мы как раз и сможем создать красивыми и улицу Ленина, и другие улицы - когда сможем сформулировать правильные требования к внешнему виду учреждений и сможем управлять этим.

Т.С.: С рынком мы разобрались. А когда город продает земельные участки инвесторов, проходит через вас эта процедура, вы выставляете какие-то свои инвестиционные требования?

А.К.: Есть общие требования. Через меня проходят земельные участки, которые мы представляем под реализацию крупных инвестиционных проектов без торгов. То есть как заместитель председателя инвестиционного совета города, куратор управления инвестициями, я занимаюсь этими вопросами. Но это касается только участков, которые могут быть переданы под реализацию крупных промышленных объектов без торгов. Требования установлены региональными нормативными актами, мы здесь скорее как исполнители. Но безусловно городской инвестиционный совет формирует позицию о том, нужен этот проект городу или нет.

Т.С.: Это тоже очень интересная тема - как мы привлекаем инвесторов, но я не зря свой вопрос задал. Поскольку это не ваш профиль, то я задам вам вопрос как члену сургутской административной команды, потому что вы все это обсуждаете. Где искать деньги? У нас в 27 микрорайоне предполагается строительство, где инвестор выкупил участок под один объем жилья, а по факту сейчас через публичные слушания хочет утвердить увеличение в четыре раза. В такой ситуации, с вашей точки зрения, мэрия должна требовать с инвестора доплатить в четыре раза больше в казну? Или она должна разорвать контракт, или должна заставить заплатить то, что предполагалось изначально? По какому пути идти? Если первый путь - мы находим много денег, правда, на музеи, рынки, школы и так далее.

А.К.: Про возможность потребовать с него дополнительную оплату, с точки зрения законодательства, я вам с ходу не смогу ответить, но логика в ваших словах есть. Бизнес, который заплатил выкупную цену под определенный объем строительства жилья и, соответственно, под определенный объем выручки, должен, я считаю, на него и рассчитывать. Если он рассчитывает на большую выручку, то есть вероятность воспринимать это как определенное лукавство, как недоплату в бюджет. Но, наверное, разумно, чтобы инвестор, который собирается строить там жилье, даже в случае повышения этажности, вложился в город, в развитие города в соответствии с теми параметрами, которые он получит на выходе.

Т.С.: Хорошо, про инвестиции поговорим. Правильно понимаю, что инвестиции в город привлекают несколькими способами, в основном тремя: прямые инвестиции, когда вы что-то продаете - на примере АВС и рынка понимаем более менее, как это делается; другие инвестиции, когда вы создаете концессионные соглашения, и третьи инвестиции, когда вы бесплатно предоставляете городские ресурсы, чтобы инвестор с каким-то проектом зашел. Вы упомянули промышленность, чем вы занимаетесь - вы привлекаете промышленные предприятия, правильно понимаю, это одна из ваших задач. И город для таких игроков отдает свою землю или имущество бесплатно, это один из способов привлечения. Что мы уже привлекли таким способом и что в ближайшую пятилетку планируете привлечь? Какой это сегмент экономики, какая польза городу от таких предприятий, не склады ли это будут для магазина «Красное и белое»?

А.К.: Вы предугадываете ответы. Что касается непосредственно уже реализуемых объектов. На прошлой неделе проходил окружной инвестиционный совет, на городском мы еще в августе этот вопрос рассматривали - это предоставление земельного участка Сургутскому металлургическому комбинату под производство профильного металлопроката. Это один из таких ближайших примеров, можно сказать, это синергия работы и округа, потому что они очень плотно работали, и, скорее, через округ эта заявка в город попала. И мы общались с потенциальным инвестором, прорабатывали все вопросы, то есть такая командная работа.

Т.С.: То есть вы дали землю. Это кто, Русал заходит?

А.К.: Нет, это не про Русал. Это такие, скажем так, наши местные предприниматели, небольшая федеральная структура. И завод достаточно крупный по сургутским меркам, но далеко не самый. Например, в Тюмени завод аналогичный, у него в пять раз больше мощностей. Но, в любом случае, для нас это определенный прогресс.

Т.С.: Это завод, который работает на вторсырье, правильно?

А.К.: Да.

Т.С.: А металлическое вторсырье в Сургуте производит в основном Сургутнефтегаз, верно?

А.К.: За это не могу сказать точно, я думаю, что не меньше и другие промышленные предприятия генерируют.

Т.С.: Вот металлический, металлургический комбинат - на сколько мест рабочих? С главой города недавно разговаривали, это он про него говорил, что там порядка 300 рабочих мест?

А.К.: Да, все правильно.

Т.С.: А какой выхлоп для экономики Сургута? Сколько будет оставаться в бюджете Сургута от этого нового производства, считали?

А.К.: В бюджете города Сургута доля не такая большая, там несколько десятков миллионов рублей. Но при поступлении в окружной бюджет уже кратно выше.

Т.С.: Это предприятие, которое вы привлекли на несколько десятков миллионов. А теперь, если представить, что таких предприятий вы привлекли сто - вот вам уже вполне себе серьезная местная копейка, которая остается чисто у нас. А что еще? Русал собирался заходить в Сургут, и его что-то нет, или вам ничего не известно?

А.К.: Северсталь собиралась заходить в Сургут, но на тот момент не было возможности предоставить подходящий земельный участок. В настоящий момент этот проект реализуется в Сургутском районе - в районе посёлка Солнечный.

Т.С.: Ясно. Кого вы привлечь хотите, пока занимаете свою должность?

А.К.: Вы говорили сейчас как раз про склады. На самом деле сейчас есть очень высокая потребность именно в высококлассном логистическом центре в городе Сургуте. И за то время, что я занимаю пост заместителя главы города, неоднократно были обращения. Но здесь вся сложность в подготовленных земельных участках. Сейчас у нас развитие промышленной инфраструктуры упирается в наличие свободных земель, обеспеченных ресурсами. Поэтому помимо того, что мы ищем желающих разместиться на имеющихся земельных участках, которые у города есть (и небольшой площади), также мы занимаемся вопросом, как бы нам обеспечить новые земельные участки инженерной инфраструктурой. Достаточно неплохие площади предусмотрены в районе строительства нового моста через Обь, там такой логистический кластер, я бы сказал, планируется разместить, что предусмотрено генеральным планом. Но в настоящий момент там нет инженерной инфраструктуры - это сдерживает развитие территории. Ее нужно создавать, а это очень дорого. И совместно с округом мы как раз сейчас эти занимаемся.

Т.С.: Кто должен создавать инженерную инфраструктуру? Субъект федерации, город?

А.К.: Вот сейчас совместно с округом мы прорабатываем этот вопрос. То есть делаем все расчеты, смотрим, если туда зайдет бизнес, окупится или нет протягивание инженерки туда. То есть все вопросы рассматриваются с инвестиционной составляющей.

И вот третье направление - мы тоже сейчас создали рабочую группу - в Сургуте есть много территории, так называемой brown field - действующих производственных баз, на которых сейчас не осуществляется деятельность, они выключены из делового оборота.

Т.С.: Вот об этом я и хотел вас спросить.

А.К.: Мы сейчас тоже изучаем этот вопрос. Какие преференции, меры можем сейчас принять, может быть, какую-то территорию попытаться оформить как особую экономическую зону, чтобы опять вернуть эти площади в деловой оборот.

Т.С.: Вот весь район Черный Мыс - практически одна сплошная логистическая зона советских времен. Туда протянута железная дорога, там построен грузовой речной порт, вот эта вся огромная база Технострой (не знаю, так она сейчас называется или нет), весь Восьмой логистический промузел поперёк - мы говорим об этом. И вы в том числе рассматриваете возможность захода с городским интересом в эти территории с поиском точек соприкосновения с нынешними владельцами этих баз, я правильно понимаю?

А.К.: Непосредственно заход города не планируется, но изучается опыт других территорий, может быть, где-то льготные преференции дать, может быть, еще что-то.

Т.С.: А задача города не только в том, чтобы возродить этот бизнес? Вы дадите преференции, а они так и останутся изношенными советскими базами. Что хочет получить город в результате подобного взаимодействия? Меня действительно волнует Черный Мыс - его же действительно надо как-то социализировать, его надо вытаскивать из этого маргинального состояния, в котором он находится. Помог бы условный ваш проект, если бы вы дали какие-то преференции, а эти базы начали бы чудесным образом расцветать, а вместе с ними и вся территория вокруг?

А.К.: Я думаю, что вполне может получиться. Это не быстрый процесс, но может будет как-то положительный эффект. Сейчас потребность в хороших красивых производственных и складских помещениях. Промышленников уже не удовлетворишь какой-то бетонной коробкой с щелями в кулак, с разбитыми окнами. Если привлекать достойных инвесторов, приводить новое производство, будь это технопарки частные или государственные, еще какие-либо частные базы, то однозначно нужно наводить порядок. Потребности у владельцев бизнеса тоже растут. И что касается складских помещений, я уже говорил, есть потребность в логистических центра класса А. То есть потребность такая в городе существует и запрос на нее очень высокий.

Т.С.: Здесь у вас возникает конкуренция с Сургутским районом, как я понимаю? Андрей Трубецкой говорил мне, что у него на территории строится огромный логистический центр «Магнита», по-моему. И там логичнее размещать логистику, потому что там больше земли.

А.К.: Безусловно, конкуренция существует, сейчас она не только в бизнесе. Сейчас высокая конкуренция и между регионами, и между муниципалитетами внутри региона. Но все-таки город более привлекателен с точки зрения размещения логистики. И земля более ликвидна, и имущество, которое здесь располагается, будет носить более ликвидный характер. Если говорить о вложениях с нуля, надо понимать, что вложения здесь будут выше.

Т.С.: Вы работаете с международными инвесторами, с крупными игроками того же логистического направления или отельным бизнесом? Шли разговоры о возможности приведения в Сургут «Hilton», по-моему, или «Marriott». Да или нет, и на какой это стадии?

А.К.: В настоящий момент с иностранцами напрямую не работаем. Те же инвесторы, которые интересуются логистическим центром, - это фактически крупные управляющие компании, у которых по России много таких центров. Что касается отеля «Hilton» - насколько я знаю, ведутся переговоры с частным бизнесом о том, чтобы на одном из объектов организовать брендовый отель, «Hilton», да, насколько я понимаю. Но в данном случае я знаю, что эти переговоры ведутся без участия администрации города.

Т.С.: То есть это мимо города, понятно.

Концессии как привлечение игроков рынка с целью удешевления бюджетных расходов, в этом же и смысл концессии. Со школами детскими садами и прочими социальными объектами почему идет так трудно? Любая школа, которая по концессии строится, - это просто адский геморрой для города, для застройщика - для всех. Как решить эту проблему, чтобы строители не боялись вступать в концессионные отношения с муниципалитетом? Они вечно ссылаются на рост цен, но это какая-то шарманка, заведенная навсегда, потому что инфляция бесконечная. И ясно, что любой игрок, который вступает в эту игру, полагает, что есть инфляция, есть множество других факторов, меняющих цену по ходу концессионной сделки. Это просто надо закладывать в концессионное соглашение, это надо учитывать, и выполнять проекты в срок, а не срывать их.

А.К.: Что пугало инвесторов, застройщиков участвовать в концессионных соглашениях - что это новый инструмент. Немногие понимали и могли разобраться в рисках, потому что законодательство о концессионных соглашениях тяжелое, то есть требовались новые компетенции и нарабатывался новый опыт. Я могу сказать, что на текущий момент эта боязнь со стороны инвесторов преодолена, сейчас на строительство школ по концессиям готово выходить очень много потенциальных концессионеров.

Т.С.: Сургутские игроки? Иногородние?

А.К.: Есть и сургутские, и другие с территории ХМАО, есть и столичные игроки, то есть можно сказать, что представлена чуть ли не вся Россия. Желающих действительно очень много, больше, чем объектов, которые планируется построить.

Т.С.: Это сказывается на цене? Если есть конкуренция, значит, цена должна быть немножко ниже.

А.К.: Что касается цены. Здесь тоже определённые шишки набиты. Например, в августе мы расторгли концессионное соглашение по строительству школы в 38 микрорайоне, потому что как раз по результатам государственной экспертизы цена строительства почти на 200 миллионов превысила ту стоимость, по которой было возможно заключить концессионное соглашение. И сейчас мы направили заявку в округ, чтобы увеличили эту сумму - государственная программа по ХМАО позволяет это сделать. И в пятницу нам уже поступила частная концессионная инициатива, чтобы построить все-таки эту школу по той цене, которая вышла из-за госэкспертизы. По тем шишкам, которые мы набили, которые набили наши соседи из других городов, наши коллеги, сейчас внесены небольшие изменения в типовые концессионные соглашения, в государственную программу ХМАО, применяются индексы-дефляторы. Сейчас ценовой риск сведен к минимуму.

Т.С.: Сколько школ вы хотите построить и в какой период? Концессия имеется в виду.

А.К.: У нас заключено четыре концессионных соглашения, одно мы планируем перезаключить по школе в 38 микрорайоне. Еще по семи школам планируем подать заявки на привлечение федерального финансирования. Если оно будет одобрено, то семь соглашений хотелось бы заключить в следующем году.

Т.С.: То есть 11 школ. А сколько надо городу построить школ за тот же период, о котором говорим? Вообще о каком периоде речь?

А.К.: 11 школ - это с начала строительства в следующем году с окончанием в 2024-2025 году. Год на проектирование, два года на строительство с учетом начала срока.

Т.С.: Это все школы, что нужны городу, которые вы постараетесь по концессиям строить?

А.К.: По муниципальной программе предусмотрено больше школ, там порядка 20 - это чтобы выполнить указ президента и всех школьников перевести на занятия в одну смену. То есть потребность еще останется.

Т.С.: То есть городу нужно построить до 2024 года 20 школ для выполнения президентского указа об односменке, 11 из них вы намереваетесь построить по концессии.

А.К.: 11 школ до конца 2024 года - начала 2025 мы должны построить.

Т.С.: А это экономит деньги бюджета, или всё-таки нет? Раз концессия как будто бы для экономии средств. Как экономится деньги на этом, тоже кратко расскажите, пожалуйста.

А.К.: Здесь надо говорить о повышении возможности бюджета. Дело в том, что одномоментно заплатить за 11 школ - это больше десяти миллиардов рублей. У города такой возможности нет, а мы растягиваем оплату во времени.

Т.С.: Все понятно.

А хотите ли вы строить школы не однотипные, а по индивидуальным проектам? Чтобы ту самую пресловутую среду улучшать и развивать.

А.К.: У нас, на самом деле, все школы и получатся не типовыми. Потому что земельные участки, которые сейчас под школы сформированы, достаточно сложной конфигурации, и практически ни на один из них типовая школа не сядет.

Т.С.: Я имею в виду чисто архитектурный аспект. Во всем мире сейчас школы, вообще все что связано с детьми, со спортом - в развитом мире, я уточню, не в Уганде - строят по авторским проектам. Это действительно архитектурные сооружения, которые становятся достопримечательностью, украшают город. Я имею в виду этот аспект. Что это будет индивидуальный проект - понятно. Все это будет из такого же кирпича, из ровных стен, одинаковых окон - то есть внешне школы не будут отличаться, по большому счету, от того, что строили все 50 лет.

А.К.: У нас строительство первой школы по концессионным соглашениям должно закончиться в феврале следующего года. Вообще это будет первая школа в округе, построенная по концессионным соглашениям, и даже имеет шансы стать первой в России, потому что нас Нижний Новогород обгоняет только - они в декабре планируют первую школу сдать. Это первые такие школы в России. Так вот проекты этих школ - в 39 микрорайоне, тот проект, который уже есть по школе в 38 микрорайоне, проект по школе в 5а микрорайоне, который сейчас находится на госэкспертизе, - достаточно красивые, дорогие школы, они однозначно будут способствовать разнообразию и украшению нашего города.

Т.С.: Может быть, это не ваш уровень, но субъекты федерации - это наш город. В чем проблема с привлечением инвесторов на реконструкцию сургутского аэропорта?

А.К.: Я здесь могу только пофантазировать, на самом деле. Любые инвестиции предполагают увеличение стоимости эксплуатации, то есть инвестиции должны окупаться. Вполне возможным сдерживающим фактором может быть как раз именно это. То есть услуги аэропорта для авиакомпаний будут стоит дороже, это отразится на стоимости продаваемых билетов и, соответственно, на наших жителях в том числе. Возможно, есть какой-то сдерживающийся фактор в этом.

Т.С.: Тем не менее мы летаем через Домодедово, Шереметьево, Рощино, Кольцово - отреставрированные, современные, отвечающие всем мировым стандартам аэропорты, и, кажется, билеты стоят ничуть не дороже, чем билеты сургутского аэропорта.

Скажите, пожалуйста, все-таки те проекты по привлечению новых бизнес-игроков, промышленных игроков, которыми вы занимаетесь в Сургуте, к чему могут привести в течение ближайших пяти лет? Увидим ли мы в Сургуте реально новые предприятия, которых не было - будь это местные игроки, иногородние или даже иностранные? Что вы видите через пять лет в Сургуте с точки зрения роста инвестиций?

А.К.: Однозначно новые предприятия появляться будут. У нас растет и предпринимательская активность, и все формы поддержки предпринимательства - и со стороны федеральных структур, и со стороны нашего округа. Вот вчера я был на югорском промышленном форуме и было признано, что в ХМАО очень высокий уровень поддержки бизнеса. И здесь мы просто не можем остаться в стороне. Город Сургут, как крупнейший город нашего округа, однозначно будет на передовой. Это же показала и экспозиция: около половины представленных промышленных предприятий как раз были из числа сургутских.

Т.С.: Я сужу наивно об этих процессах. Я вижу город как территорию, и мне хотелось бы видеть цирк, театр, набережную, аэропорт, речной вокзал - понимаете, о чем я говорю? Какой-то крутой завод кока-колы, например. Кто-то бы там приехал, инвестировал, построил завод по сборке автомобилей мировой марки, а может быть, и российской. У вас на карандаше есть какой-то список, чисто ваши профессиональные мечты, намерения - притащим, сделаем, это украсит город? Мы лет 20 назад радовались, когда к нам Вимм Билль Данн купил молокозавод, по-моему, и все такие счастливые были, а теперь это обыденность. Вот о чем я говорю. У вас помимо очевидного ощущения, что бизнес растет и что-то у нас обязательно появится, есть то, что хочется притащить в город? Сделать его более развитым и современным?

А.К.: Я считаю, что надо направлять усилия на развитие бизнеса, который будет оборачивать деньги внутри территории. Важно, чтобы экономика была сбалансированной, у нас есть крупные предприятия, которые обеспечивают приток денег в городскую казну - Сургутнефтегаз, Газпром. Бюджетная сфера тоже отчасти является той сферой, которая привлекает денежные средства. Я говорю не про НДФЛ, а про бюджет, про экономику города в целом.

Жителям выплачиваются зарплаты, и они пускают через траты эти деньги в экономику. С точки зрения привлечения, создания новых рабочих мест, которые будут привлекать деньги - на примере сургутского металлургического комбината - эти крупные проекты, которые обеспечивают много денег, сложные для подъема. Их не будет слишком много, это специфика нашего региона, пусть мы находимся в хорошем транспортном положении. Я все же считаю, что стоит увеличивать этот мультипликатор обращения денег внутри города, то есть это наши услуги населению, производство потребительских товаров, которые здесь же и будут потребляться. Таким образом, с помощью этого мультипликатора мы сможем разогнать экономику города. На этом, мне кажется, и надо сконцентрироваться. В том числе и про парки. У нас сейчас ведутся переговоры с потенциальным инвестором, который хочет сделать частный парк аттракционов.

Т.С.: Возвращаясь к той теме про Черный Мыс - это там возле набережной Оби или нет?

А.К.: Над парком в Черном Мысе мы тоже работаем, но в настоящий момент, с точки зрения привлечения инвесторов, там возникают определенные проблемы. Для частных инвестиций это территория достаточно ограниченная. То есть у бизнеса нет понимания, как ее уверенно окупать. Все-таки идет поиск других территорий. Это точно, могу успокоить сразу, не парк за Саймой, не Кедровый лог, не Парк Нефтяников. Будем искать другие компромиссные решения, которые и удовлетворят жителей города, и останутся интересными для бизнеса с точки зрения местоположения.

Т.С.: К огромному сожалению, мы не успели обсудить несколько вопросов. Но, если вы позволите, мы где-нибудь через полгода встретимся, потому что вопрос инвестиционного развития Сургута очень интересный. У города действительно потенциал такой огромный, что проектов должно возникать огромное количество. А задачи, которые декларирует администрация города под руководством Андрея Филатова, напрямую связаны с вашим профилем. Если мы говорим о том, что город должен оборачиваться в сторону комфортизации среды, то без инвестиций и без привлечения профессиональных игроков это сделать невозможно. А здесь уже и экономика, и архитектура - все вместе.

Я разговаривал с заместителем главы города Сургута Артемом Кириленко. Мы говорили о том, как привлекать в Сургут дополнительные инвестиции и как их генерировать на месте, чтобы город был городом и развивался с какой-то уверенностью в будущем.

Вам большое спасибо!

А.К.: Вам спасибо!

Т.С.: Читайте, слушайте, подписывайтесь на siapress.ru в любых социальных сетях. До свидания!

А.К.: До свидания!



12 октября в 10:14, просмотров: 4063, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​Под Уватом медведь задрал рыбака 943
  2. ​Ни один депутат не встал и не воспротивился реформе думы. Значит, им не надо, а Филатову надо 907
  3. ​Осенние каникулы у школьников Сургута начнутся с понедельника 835
  4. ​Невзоров не согласился с требование РКН удалить выпуск №69: «Они знают, что она достоверная» 832
  5. ​ВТБ снижает ставку по рефинансированию в рамках «семейной ипотеки» до 4,79% 816
  6. ​В больнице-долгострое Нижневартовска работают чекисты 789
  7. ​В Югре откроют два первых в российской практике полигона по извлечению «трудной» нефти 728
  8. ​Когда ставить прививку от ковида? Можно ли комбинировать «Спутник» и Pfizer? Ревакцинация – навсегда? 709
  9. Алексей Добровольский: «Ситуация с ковидом в округе остается напряженной» 702
  10. ​В Югре обсудили, как цифровизация нам строить и жить помогает 700
  1. ​Кабинеты вакцинации в Нижневартовске перешли на усиленный режим работы 4870
  2. Министр Чечни об инциденте в Пыть-Яхе: «Никакой драки не было» 3860
  3. На детской площадке в Сургуте нашли труп мужчины 3379
  4. ​В полиции прокомментировали массовую потасовку после ДТП в Пыть-Яхе 3127
  5. Без сертификата о вакцинации или ПЦР-теста югорчане больше не смогут посещать общественные места 3076
  6. ​На пожаре в Нижневартовске погибли два человека 2957
  7. К чему приведет ослабление думы 2867
  8. ​Прокуратура Югры взяла на контроль дело о нападении на полицейского после ДТП 2708
  9. В Югре разыскивали подростков, сбежавших из «Гармонии» 2682
  10. ​Югорскому гвардейцу пришлось выстрелить в семейного дебошира, который кидался на него с топором 2654
  1. ​Давайте уже забудем о пойме Оби, набережных, рекреации, красивом Сургуте. Ничего этого не будет 12975
  2. ​Как чиновники в Сургуте помогают застройщикам заработать больше, а также обделить бюджет и граждан и сделать из города гетто 9470
  3. ​В Сургуте найдена рекордсменка по числу займов до зарплаты 8819
  4. ​Очевидцы: полицейские применили оружие, чтобы остановить гонщика на Infiniti 7797
  5. ​Напавший на доктора не стал извиняться: «Врач сделал моей супруге комплимент!» 7230
  6. Муфтий Москвы осудил поведение мужчины, избившего врача в Нижневартовске 7096
  7. Преподаватель техникума погиб в аварии под Нижневартовском 6695
  8. Жительница Нефтеюганска едва не погибла на отдыхе: в ее палатке взорвался баллон с газом 6650
  9. ​В Нижневартовске муж пациентки избил доктора за то, что он ее осмотрел 6304
  10. ​Из-за включенной в сеть зарядки сгорела квартира в Нижневартовске 6141