16+
Больше новостей
Больше опросов

​Ни один депутат не встал и не воспротивился реформе думы. Значит, им не надо, а Филатову надо

Ослабление думы Сургута – теория и практика

​Ни один депутат не встал и не воспротивился реформе думы. Значит, им не надо, а Филатову надо
Фото siapress.ru

В думе Сургута изменилась стартовая конфигурация – главврач поликлиники №1 Максим Слепов стал председателем на общественных началах, а его заместителем она освобожденной основе будет работать экс-спикер городского парламента Надежда Красноярова. Что не так с этой системой? Обсудили (и даже подискутировали) ведущие проекта «О чем говорят» – обозреватель siapress.ru Дмитрий Щеглов и издатель газеты «Новый Город» Тарас Самборский.

Д.Щ.: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели, читатели siapress.ru. Меня зовут Дмитрий Щеглов. Я обозреватель этого портала. Тарас Самборский, издатель газеты «Новый город» на связи. Тарас, привет!

Т.С.: Здравствуй, Дима! Здравствуйте всем, друзья!

Д.Щ.: Сегодня мы поговорим про думу, в очередной раз обсудим то, каким образом ее конфигурация сложилась. А сложилась она таким образом, что у нас есть председатель на не освобожденной основе. Он сохраняет за собой свое нынешнее место работы. Это Максим Слепов, как мы и говорили в прошлом нашем выпуске. Слепов — главврач городской поликлиники №1. Но останется главврачом городской поликлиники №1, но будет при этом выполнять функции председателя думы. В качестве его заместителя на освобожденной основе Надежда Красноярова, которая в предыдущем созыве была спикером. Вот таким образом произошло некоторое ее понижение в статусе. Она соответственно будет заниматься, по всей видимости, думским хозяйством, то есть она единственный депутат, который сейчас получает зарплату в думе и там трудоустроен. И соответственно она будет, видимо, рулить аппаратом, рулить всякими процессами, которыми она рулила до этого.

Давай, обсудим. Я считаю, что подобное ослабление, а это именно ослабление думы, потому что когда есть председатель, его зам, когда они занимаются только своей исключительно нормотворческой работой, занимаются этим своим делом профессионально, это дума нормально выглядящая. Когда председатель фактически на общественных началах и в свободное от работы время занимается думой, то это мне кажется каким-то извращением, если честно. И дума от этого явно потеряет в своем статусе, в своих возможностях, в своих ресурсах, то есть именно политически-управленческих.

Я считаю, что это ошибка по той причине, что дума — это часть власти, легитимная часть этой власти, которая придает власти какой-то легитимности, ее выбирали в отличие, не будем показывать пальцем, практически всех чиновников, кроме одного, главы. И когда дума лишается сил, это общую силу власти снижает, не смотря на то, что эти силы могут перетекать там в какую-нибудь администрацию, от этого никакого смысла нет. То есть дума должна быть нормальным органом, который нормально фильтрует действия администрации, нормально ей противостоит в нормальном управленческом процессе. Когда этого не происходит, структура власти становится более рыхлой, более слабой, и экспертиза и решения, которые принимаются, становятся просто плохими. То есть они ни то, чтобы прям становятся плохими, они ухудшаются. То есть больше шансов того, что пройдет какое-то решение, которое не должно было пройти при нормальной думе. Как бы ты оценил эту ситуацию?

Т.С.: Ты говоришь очевидные вещи. Дума должна быть хорошей, мэр должен быть хорошим, губернатор должен быть хорошим, президент должен быть хорошим, а анализ практик часто корректирует не только наши желания, но и наши эмпирические опыты уже конкретные. Да, все так. Дума должна быть органом, представляющим интересы жителей города, если мы сейчас конкретно говорим о думе Сургута. Как и любой парламент. Недаром эти органы называются представительскими органами власти и местного самоуправления.

Вот я практик-реалист. Допустим, я глава города. Я осуществляю свои полномочия в тех странных, как ты говоришь, рамках политических, юридических, которые по факту, не по нашему мечтательному желанию, установлены в стране, в регионе, в городе. Что я имею в плане представительного органа. Мы исходим из того, что я нормальный мэр, я настроен на какие-то позитивные реформы, на некоррупциогенную политику, на снижение коррупциогенности в местной политике, на уничтожение факторов, которые препятствуют развитию города. Позволяет ему квалифицированно участвовать в конкуренции с соседними городами, развивает город, как город, в котором молодежь хочет остаться жить и делать свою карьеру, и так далее и тому подобное.

Представим, что у меня такие вот задачи. Вот у меня есть дума. Вот как-то там ее избрали, вот дума, какая ни есть. Чем, скажи мне, пожалуйста, принципиально отличается там от думы предыдущего созыва? Кроме того, что поменяли местами председателя и заместителя председателя, с точки зрения оплаты и услуг этой должности. То есть, если у нас раньше был профессиональный председатель и непрофессиональные заместители, ну, после ухода Артема Кириленко в администрацию, сегодня у нас будет как будто бы профессиональный заместитель городской думы и освобожденный непрофессиональный председатель. Что поменялось? Ты говоришь, что Надежда Красноярова будет теперь по-прежнему фактически руководить аппаратом нашей думы.

Д.Щ.: Да.

Т.С.: Что поменялось? Скажи мне, пожалуйста. Я, правда, считаю, что она не будет руководить аппаратом. Именно это является одним из важных оснований, подвигнувших всех игроков этого события, такую роль Надежды Краснояровой изменить и фактически понизить ее в статусе. Потому что управление аппаратом городской думы будет заниматься председатель, на освобожденной он основе или на не освобожденной, это уже второй вопрос. По мне, ничего принципиального не изменилось в той комбинации, которая была. Вот я хочу проводить свои реформы, я хочу обращаться к своей думе, дума будет со мной спорить, будет где-то соглашаться, где-то нет. Что изменилось? Я понимаю, что я тебя провоцирую специально, но я специально обозначил тот момент: мы исходим из совершенно конкретных реалий, в которых сегодня находится муниципальная политика любого муниципалитета страны, и любая региональная политика. Пожалуйста.

Д.Щ.: Исходя из того, что ты говоришь, если там Надежду Красноярову таким образом переместили для того, чтобы как раз снизить влияние на аппарат, в таком случае этим аппаратом у нас вообще никто не будет руководить. Потому что Максим Слепов, при всем уважении к нему, отличный управленец, отличный главврач, но он отличный главврач, он не председатель думы профессиональный, он не посвящает этому основное свое время, он не посвящает этому всего себя. Именно это требуется от председателя, чтобы качественно руководить аппаратом, качественно выстраивать процессы, работать с депутатами и так далее. Он это будет делать в свободное от работы время. В общем, либо ты занимаешься этими вопросами полноценно, либо ты занимаешься ими по остаточному принципу. Если по остаточному принципу, то падает качество, падают другие показатели.

Т.С.: Ок. Дело, с моей точки зрения, профессиональность думы и качество управления, организация работы думы, не способно спасти пребывание председателя в качестве освобожденного, да? Для этого тогда надо вообще говорить о том, что дума, как минимум, муниципалитетов, должна набираться по профессиональному принципу. Может быть, хотя бы 50 процентов депутатов должны быть профессиональными работниками думы, получать за это зарплату.

Д.Щ.: Я только за. Я бы вообще всем дал зарплату, чтобы все ушли со своих основных мест работы и занимались исключительно работой депутатов. Считаю, что это было бы правильно. Город потерял бы в деньгах не сильно много, зато приобрел бы в качестве управления достаточно серьезно.

Т.С.: Ну, хорошо. Мы бы получили фактически второй орган, который претендовал бы на серьезную политическую роль в Сургуте. И это здесь, я с тобой полностью соглашусь, прекрасно. Но у нас, все-таки, настолько узкий коридор для маневров и соответственно наших анализов, что, напомню в третий раз, ситуация политическая вот такая и никакая иначе. Да, безусловно, федеральная власть проводит политику сокращения политического пространства, где бы то ни было.

Д.Щ.: Да.

Т.С.: Управление территориями все сильнее уводится даже не в пресловутую вертикаль, а в схему, при которой есть единоначалие, единственно. Как в армии, все остальные сопутствующие какие-то органы, там думы всякие, они отмирают за ненадобностью. То есть все развитие политики в стране, в том числе политики управления регионами, территориями, муниципалитетами идет ровно в этом направлении. Это плохо. Конечно, мы за демократию. Мы хотим, чтобы мэров избирали, чтобы губернаторов избирали прямым голосованием. Но если мы сейчас обсуждаем вот в этом контексте сургутскую думу, давай тогда обсуждать и губернатора, и нашего главу, как должность. Ведь они тоже не избираются прямым населением Сургута.

Д.Щ.: Это плохо, да.

Т.С.: Это плохо. С другой стороны, опыты многих городов в развитых странах говорят о том, что там, где нет прямых выборов того же градоначальника, а он избирается местным парламентом, и вообще местный совет несколько выглядит по-иному, не так, как у нас привычно. У нас вот конкретная дума, конкретный мэр, они все в параллели работают. А, например, в некоторых германских городах есть так называемый муниципальный совет, там несколько человек в нем работают (10, 20, 30), они вот общими процессами руководят, а все остальные процессы отдают на аутсорсинг. Вообще другая система.

Д.Щ.: Я говорю, возможно, было бы...

Т.С.: Может быть, я предположу, мы наблюдаем процесс, когда так или иначе основные процессы, за которые отвечает городская дума, соединяется с теми процессами, которые проводит городская администрация. Плохо это или хорошо? Теоретически плохо, вероятно. А по факту. Когда у нас дума была самостоятельным органом? Просто я вот хочу вспомнить. Когда дума реально занималась той экспертной работой? Это были очень далекие политические времена.

Д.Щ.: Третья «нефтяная» дума.

Т.С.: И все. И на этом все закончилось. Когда дума знала, какой бюджет она формирует, верстает и утверждает? Когда дума понимала те вопросы, которые чиновники готовили ей для каждого заседания? Сколько из всех депутатов, которые заседают в сегодняшней думе или заседали в предыдущих думах, понимают о том, чем они занимаются? Когда перед заседанием приносят вот такую стопку документов, несколько сот листов, сколько депутатов в состоянии понять, о чем там речь?

Поэтому я анализирую вот эту ситуацию, как патологоанатомом. Вот уже вот труп лежит перед тобой, надо просто вскрыть его, сделать анализ и найти причину смерти. Мы не можем мечтать о прекрасном. Для меня видится процесс: с одной стороны, повторюсь, урезание полномочий муниципальных дум — это требование верховной власти, которая спускается через региональную власть в каждый муниципалитет. И если мы говорим конкретно об Андрее Филатове, то хочется нам или не хочется, он должен выполнить это требование.

Он, конечно, может, и здесь пункт №2, воспользоваться моментом и максимально всю эту ситуацию подстроить под себя. Что на его месте сделал бы любой умный сити-менеджер, который маневрирует в политических процессах, использует их с выгодой для себя, в смысле не для себя лично, для своей политики. Это логично, как ты считаешь? Вот есть необратимое. Что надо делать? Надо седлать волну и, воспользовавшись моментом, скорректировать, в данном случае, полномочия думы, или скорректировать принципы управления думой таким образом, чтобы при проведении городских реформ спотыканий об думу возникало как можно меньше? Логичная позиция с точки зрения градоначальника?

Д.Щ.: С точки зрения практики именно градоначальника, безусловно.

Т.С.: Тогда, что мы можем, кроме как практики градоначальника в данной ситуации еще обсуждать? Дума не разбирается в бюджете, дума не разбирается в городских законах, которые она принимает, дума не контролирует деятельность чиновников, проблемы с застройкой поймы Оби, проведение публичных слушаний тому лишнее подтверждение. Что делает дума Сургута и не только Сургута, как один из важнейших, безусловно, органов, которые проводят городскую политику? Ровным счетом, ничего. На этом фоне, я считаю, что дума даже более в интересном положении по сравнению с другими находится, потому что у нас впервые там, по-моему, пять оппозиционных депутатов, да, в этой думе?

Д.Щ.: Да.

Т.С.: То есть, есть же шанс на то, что кто-то будет вставать, вякать, как-то что-то спорить. Хотя, о чем мы вообще говорим? В пятницу прошло заседание этой же самой думы. Кто из депутатов встал и высказался против, как ты говоришь, вот вредных решений, которые власть проводит? Ну, кто? Никто. Вот эта самая дума считает, что все прекрасно, что все идет по нормальному плану. Соответственно, мы чему печалимся?

Д.Щ.: Я печалюсь тому, что дума — это институт. И я тут не соглашусь с тобой, как бы с аналогией с трупиком, который лежит на столе, который ты там разделываешь увлеченно. Потому что институт, он продолжающийся, повторяющийся механизм. Сегодня мы думу эту несчастную, безропотную обрезаем, отрезаем ей там почки, пальчики, руки, ноги, а завтра, когда общество уже будет более готово к тому, чтобы артикулировать требования, претензии, вопросы, предложения к власти. Когда изберутся новые депутаты следующие, они обнаружат себя в ситуации, когда они не могут вообще ничего. Эти могут хотя бы пальчиком пошевелить. А те уже даже пальчиком пошевелить не смогут.

Не будем сейчас даже обсуждать квалификацию депутатов, нет в этом никакого смысла, потому что квалификация депутатов — это представлять своих избирателей. Все, единственная их квалификация. Дальше чего надо – они научатся. Они подсчитают этот бюджет, они разберутся в этих законах, ничего страшного не происходит с этим. Но завтра эта дума окажется бессильной, а мэр у нас... Ну, мы пожелаем больших творческих и карьерных успехов Андрею Сергеевичу, возможно, он станет каким-нибудь более высокоранговым чиновником, не знаю, в министры уйдет или еще куда-нибудь. И будет наш новый мэр, какой-нибудь из разряда (не будем сейчас называть фамилии), скажем, тех людей, которые нам площадь построили. И эта дума просто ничего не сможет с ними сделать. Никак не сможет, кроме как кричать, она уже не сможет ничего. Какие-то действия принимать. Это меня напрягает.

Т.С.: Наш разговор носит шизофренический характер. С одной стороны, под каждым твоим словом я подписываюсь. С другой стороны, опять-таки, я возвращаюсь к реалиям. Что мешает любому другому мэру использовать возможности своего влияния на ту или иную думу с теми или иными полномочиями неограниченно? Ничего. Любой другой мэр с предыдущими думами делал все, что хотел. Кричали там депутаты, не кричали... Каждое принципиальное решение проводилось – будь здоров. На раз, два, три.

Д.Щ.: Концессия?

Т.С.: Сложная история с концессией. Дума почти уже год назад должна была сдаться, и она практически уже это сделала, если бы не вот такое яркое, громкое, публичное вмешательство в эту историю того же Юрия Ивановича Важенина. Тут же его резво поддержали те же депутаты-газовики, которые ночью накануне готовы уже были за эту концессию голосовать. Это к вопросу о железобетонной, стойкой принципиальности наших депутатов.

Еще раз. Дума выбрана людьми. Люди, значит, Сургута так хотят. Правда? В принципе, люди выбирают себе власть. Вот они так хотят. И если мы сегодня говорим о ситуации здесь и сейчас, то что можно было ожидать от думы Сургута без этой реформы? Просто я пытаюсь спрогнозировать. Еще раз. С точки зрения исполнительной власти, которая по закону отвечает абсолютно за все в Сургуте, в любом муниципалитете. В отличии, как мы понимаем, от любого депутата, который юридически не несет ответственность абсолютно ни за что. Есть ровно две статьи в законодательстве, когда дума может нести некую коллективную ответственность там за пару вещей. Ну, это просто какие-то не реализуемые вещи.

В отличие от думы администрация, чиновники несут ответственность, включая уголовную, за каждое свое решение, абсолютно за каждую свою подпись. Дума не несет такой ответственности. Как это не парадоксально. Соответственно, орган, который не наделен фактической ответственностью за принимаемые решения, но спускает эту ответственность формально сверху вниз по закону на исполнительную власть, при определенных обстоятельствах может быть препятствием для исполнительной власти в осуществлении тех или иных решений. Это ровным счетом не опровергает того, что я сказал.

Д.Щ.: Это называется разделение властей.

Т.С.: Да, разумеется, соревновательность властей — это прекрасно и это необходимо. Но я побоюсь показаться сегодня странным, назойливым и забывчивым попкой-дураком, но я повторю в сотый раз: я при всем согласии с каждым твоим словом стараюсь смотреть эту ситуацию, анализировать, искать в ней профиты игроков. Я ищу эти профиты. Я анализирую ситуацию сверху, я не погружаюсь в нее внутрь.

Я нахожу этот профит ровно в том, что при неизбежности подобной реформы, которая спускается сверху (не Филатов автор этой реформы) это решение региональных властей, это решение Кремля по всей стране, урезать полномочия думы. При неизбежности проведения этой реформы, ну что, главе города – в отставку подавать, потому что он такой же принципиальный? Типа «я против»? Вот он только заступил, он накатал план своих действий. Значит, при неизбежности этой реформы он использует ситуацию таким образом, чтобы с выгодой для своих действий, реформ, для своей политики, что-то в результате этих пертурбаций получить. Так вот, достаточно скомкано, но я попытаюсь все-таки объяснить данный процесс ровно этим, а ничем иным. А все остальное, безусловно, правильно. Дума должна быть профессиональным, самостоятельным органом. Глава города должен быть избран населением, менеджером городским. С чем тут можно поспорить? Но мы, когда будем говорить об этих вещах, наверное, мы уже будем представлять себе какую-то другую страну, правда, не ту, которую мы на данном этапе имеем наши гражданские взаимоотношения.

Д.Щ.: Да. Ладно. Соглашусь, конечно же, с тем, что если это неизбежно, то это нужно делать, нужно это делать так, как это удобно. Хотя, вся эта ситуация, еще раз, я тоже как забывчивый человек, еще раз повторю в сотый раз, ситуация эта отыграется нам в будущем. Более, чем в этом уверен.

Т.С.: Дима, ни один депутат в пятницу не встал на заседании и не сказал: я против этого.

Д.Щ.: Да.

Т.С.: Не кажется ли тебе, что мы обсуждаем нечто важное для нас с тобой, может быть, еще узкого круга аналитиков, активистов городских, но совершенно безразлично для самих депутатов, которым обрезали эти полномочия?

Д.Щ.: Исходя из того, с кем я успел поговорить, они, конечно, очень, очень не в восторге от этого всего происходящего, от того, как им это было подано, в каком формате, как это все дело переносилось, они так на все это дело посмотрели... У нас в настоящий момент страна такая, что предпочитает лишний раз не вякать.

Т.С.: Я не знаю, что им помешало. Ни одному из депутатов, которых я знаю, в думе не светит никакая ни карьерная угроза, ни какая-то иная, если бы они высказали свою позицию. В конце концов, действительно, бывали редкие случаи в истории сургутской городской думы, когда депутаты очень громко противились решениям исполнительной власти: местной или региональной и даже федеральной. И ничего им за это не было. В общем, у всех карьеры складываются более, чем успешно. Поэтому дума сама пусть решает, как она хочет жить, пускай Надежда Красноярова решает, она ведь тоже не высказалась против подобного такого вот размена должностями. И все всё приняли спокойно, радостно хлопая в ладоши. Из чего я делаю вывод, что, наверное, давайте тогда будем этому не то, чтобы радоваться, а выжимать из этого максимальную выгоду для того, чтобы городу хоть что-то перепало от местной политики. Правильно?

Д.Щ.: Да. Больше ничего не остается делать нам в этой ситуации, кроме как разговаривать, обсуждать и смотреть, как город, получится ли у него какие-то профиты из этого всего извлечь. Что же. Я думаю, мы будем завершать. У нас сегодня выпуск едино эпизодный, посвящен одной теме. Так что подписывайтесь на канал сиапресс на ютубе, подписывайтесь на нас в соцсетях, в телеграмм канал, читайте нас непосредственно на сиапрессе. И до новых встреч! Через неделю снова обсудим все самое интересное.

Т.С.: Спасибо всем! Все пока!



21 октября в 18:02, просмотров: 2029, комментариев: 3


Комментарии:
Сергей Б
На СИА-ПРЕСС открыли комментарии.

А народ то и не знает.
Сергей Б
Самый знаковый комментатор алконавт уже поди спился с горя в ожидании этого значимого события.
Марина Пудовкина
В поликлинике № 1 порядок уже навели, на два фронта хватит ресурса?
Показать все комментарии (3)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​В Сургуте торжественно откроют новую скульптуру 1111
  2. ​Внимание! Из-за сильного снегопада в Югре могут закрыть загородные дороги 1020
  3. ​Сергей Лагойда уходит из администрации Нефтеюганска 999
  4. ​Депутаты Сургута избрали нового вице-спикера Думы 998
  5. ​С нового года в Сургуте станет одной дорогой больше 914
  6. ​Нефтяники считают потери из-за нового варианта коронавируса 812
  7. ​За сутки в Югре от коронавируса скончались 13 человек 804
  8. ​Дефицит бюджета Югры в 2022 году составит 33,5 млрд рублей 786
  9. ​СМИ сообщили об отъезде Моргенштерна из страны после того, как им заинтересовался Бастрыкина 784
  10. ​Когда власть действительно хочет кого-то снести – она это всегда сделает. И закон будет на ее стороне, и все суды она выиграет 687
  1. ​В четырех муниципалитетах Югры введен режим самоизоляции для непривитых граждан 6998
  2. РЖД отменяет поезд Нижневартовск – Москва 4249
  3. Дополнительные пункты вакцинации будут открыты в Нижневартовске 3700
  4. ​В Сургуте обсуждают слухи о грядущей отставке замдиректора ключевого департамента 3082
  5. «Спасибо, хоть не газетой залепили». Нижневартовский депутат утеплил остановку куском фанеры 2904
  6. ​Законные и красивые: мэрия Сургута возвращает ларьки 2692
  7. ​Губернатор Югры попросила санврачей объяснить причины введения самоизоляции для непривитых в регионе 2679
  8. ​Лимит на использование QR-кода в ТЦ Югры ввели для безопасности 2412
  9. Семейный тиран и вор пойдет под суд за избиение силовика 2195
  10. «Не осуждаю никого». Глава югорского депздрава рассказал о бегущих из больниц медиках 2034
  1. Замглавы Нефтеюганска арестована за взятки 13197
  2. Юганец убил знакомого за непристойное поведение 11099
  3. «Загипнотизированная» югорчанка перевела аферистам взятые в кредит 100 тысяч 10772
  4. ​Автомобилист насмерть сбил югорчанина на проезжей части 10722
  5. ​В Нефтеюганске ученику восьмого класса вручили медаль «За проявленное мужество» 9377
  6. Дочка «Роснефти» попалась на загрязнении леса в ХМАО 9175
  7. В Нефтеюганске отремонтировали подъезд к дачным кооперативам 9172
  8. ​В ДТП в Нефтеюганском районе погиб водитель легковушки 8470
  9. В Нефтеюганске иномарка сбила пешехода, перебегающего дорогу 8315
  10. На югорской трассе иномарка столкнулась с грузовиком: есть пострадавшие 7830