16+

​Кочевница

К 95-летию со дня рождения геолога-первопроходца, ветерана сургутской экспедиции Людмилы Каденковой

Людмила Евгеньевна Каденкова с дочерями Ольгой, Полиной и Татьяной
Людмила Евгеньевна Каденкова с дочерями Ольгой, Полиной и Татьяной

Наша первая беседа с ветераном геологии Людмилой Каденковой состоялась более десяти лет назад. Но впечатление настолько сильно и свежо, что не стирается в памяти. Мы встретились в ИКЦ «Старый Сургут» на праздновании Дня геолога 2 апреля 2006 года. Тогда в книге посетителей и гостей Людмила Евгеньевна написала: «Очень трогательно, что поднят интерес к истории города. Трудитесь, покажите себя и тогда придут к вам и слава, и деньги, и признание следующих поколений, ваших детей.

Первооткрыватель. Ветеран войны. Ветеран СНРЭ Каденкова Людмила Евгеньевна».

Помню, как после встречи, когда уже народ разошелся, мы еще долго разговаривали с Людмилой Евгеньевной. Мне хотелось знать все до мелочей, в подробностях, об открытии нефтяной эры нашего края, - и в лицах, и в моментах.

До настоящего дня заветная тетрадка в клеточку из 48 листов лежала в моем общем архиве. Откроем? Откроем!

Мой рукописный текст 13-летней давности хранит массу уникальнейших событий из жизни легендарной женщины – Людмилы Каденковой

Людмила Каденкова, в девичестве Панова, родилась в Тогуре, Колпашевского района Томской области 7 сентября 1924 года. Вначале 30-х, когда в их селе началось строительство лесопильного завода, та территория, где стояла изба Пановых, должна была попасть под производство. Семье предложили переехать на окраину, но хозяева не согласились! Они разобрали свое жилище, соорудили плот и поплыли вниз по Оби. Остановились в малюсенькой деревушке, восстановили дом. Отец возглавил вновь созданную артель, начали обживаться. Но задержаться там было не суждено…

- Дело в том, что в 1935-ом году родился братишка, и моя мама заболела, - вспоминала Людмила Евгеньевна. - Отец вынужден был бросить председательство артели и переехать в другое место, ближе к больницам. И мы уехали в деревню Жигалово, отец устроился работать продавцом. Там я продолжила учебу, но, опять же, закончила только один класс, потому что снова переехали. Чисто кочевники! И, в конце концов, мы появились в Белом Яру Верхне-Исетского района. Там я уже закончила семь классов. А так как пошла в первый класс в десятилетнем возрасте, (в деревне, где мы сначала жили, школы не было), была переростком.

Семь классов закончила шестнадцати с половиной лет. А у меня всегда было желание стать агрономом. Но не все получилось так, как мы хотели…

22 июня началась война! Я до сих пор вспоминаю и переосмысливаю первый день войны. Помню, утром проснулась от звука в ушах, как будто гонят большое стадо. Вот так земля содрогалась! Думаю: «В чем дело? Что такое случилось?». Выглянула на улицу, - июнь месяц, день прекрасный, солнечно, вижу, - люди лавиной, всем селом бегут на площадь. Радио-то не было в то время ни у кого, вот на этой площади всегда и собирались, - как на вече. Я тут же собралась, и туда. Никто ничего не знает, а все бегут. Потом уже стало известно, что было объявление собраться в восемь часов, будет важное сообщение.

Прибежала на эту площадь, и как сейчас помню: восемь часов, тишина стоит мертвая, все в ожидании. И наконец, голос Левитана, что такое вот горе: на Родину напали немцы, началась война. Парни призывного возраста тут же написали добровольно заявления, чтобы пойти воевать. А слезы рекой, все стонали, кричали, матери теряли сознание.

Уже к вечеру в селе наступила безграничная тишина и щемящая пустота, все добровольцы были отправлены в тот же день – 22 июня. Сразу оголились рабочие места. В райком, колхоз пошли работать домохозяйки, подростки. А уже через неделю стали поступать первые эвакуированные поляки. В основном женщины и старики.

- Вот тут наше детство уже точно закончилось. У нас, комсомольцев, появилось полно забот: нужно было расселять этих поляков на квартиры: бегали, упрашивали, договаривались. Заняли Красный уголок в клубе, всюду, где только было свободное место, расселяли их. А потом надо же было устроить их на работу. Также проводили политинформацию для населения.

А в 1942 году положение на фронте было очень тяжелое! Уже начался призыв второго состава, старшего поколения, отца взяли в армию. У меня остались на руках братишка - дошкольник и мама больная. И я поступаю работать в колпашевскую

деревообрабатывающую артель «Красный таежник». Все для фронта, все для Победы.

Каждое воскресенье нас вывозили далеко, далеко от села на автобусе, давали деревянные винтовки, нас там тренировали. Честно говоря, там мы были голодные целый день.

Профессию выбирать не пришлось. А по вербовке попала я учиться в Прокопьевский горный техникум, эвакуированный в Томск.


Мы, студенты, получали стипендию - 125 рублей. Не хватало на питание, подрабатывали. А ночью дежурили в госпиталях. Выхаживали раненых, их было очень много. Спасибо, нас там подкармливали.

В 1947 году я получила диплом, а с войны пришел друг мой Коля, которому я писала на фронт и которого ждала. Мы поженились. И началась наша колпашевская разведка! А затем – малиновская площадь. А после нее – уже Сургут… И незабываемый, любимый и прекрасный наш Черный Мыс!

Я никогда не забуду маленькие стройные аккуратные домики и улицы с желтым песочком. А еще было много густой душистой ромашки.

Еще был клуб «Рыбник», в котором все мы концертировали. Наша художественная самодеятельность гремела на весь Север. Работали, дружили, пели, танцевали. И детей растили. У нас родились три дочери.

В 1952 году у меня была первая встреча с Салмановым. Бурение велось в Нарыме, а он, студент-четверокурсник приехал на производственную практику. Энергичный такой, с черной шевелюрой. Влюбленный в футбол, он старался всем про него рассказывать, и даже мне. Я много у него не понимала, у него акцент был такой, но он так руками все это старался.

А как будоражил всю страну наш 1961 год! Это – открытие месторождений Мегионского, Западно-Сибирского, Усть-Балыкского. Тут вообще, сколько радости было, столько ликования – не описать. А потом уже месторождения открывались одно за другим.

Людмила Евгеньевна Каденкова рассказала, как забуривалась первая опорная скважина в районе Черного мыса 20 января 1959 года, так как присутствовала лично на этом историческом событии.

Не кабинетная у меня сложилась судьба, а полевая. Это – Покур, Мегион, Охтеурье, Нижне-Мысовской, Александрово, Нарым, Колпашевская буровая партия…

Я еще работала на Островной площади, она очень далеко находилась, транспорта не было, и вот мы ездили на тракторных санях, и была полуторка – машина. А время было ноябрь, декабрь, холода. Работали по 15 дней. 15 дней я на вахте – муж дома. 15 дней у мужа вахта – я дома. Когда вахта приезжает, он рукой мне помашет, крикнет: дети здоровы, я должна садиться и ехать туда, и много таких моментов.

Потом, в 1964 году меня уже перевели в Сургут, в управление, в геологический отдел. Оно находилосьна Центральной улице, на правой стороне. А напротив, наискосок была первая школа. У меня там девочки учились.

Работа геолога очень творческая, вдохновенная, радостная. Но не всякой женщине по плечу…»

В 1978 году по выходу на заслуженный отдых, Людмила Евгеньевна переехала на постоянное место жительство в Тюмень.

Ветераны сургутской геологии (слева направо) Николай Кобылин, Людмила Каденкова, Александр Ильин, Михаил Громов

- Сначала думала с ума сойду от того что ничем не занята. Туда, сюда, и вот посетила меня мысль: а не заняться ли сбором материала по истории Сургутской экспедиции? Начала встречаться со своими, кто в разное время переехал в Тюмень. Шесть лет была погружена в эту работу, и собрала огромное количество материала, - Людмила Евгеньевна достала из сумки тяжелый пакет с записями воспоминаний своих коллег, - Вот так. Если хочешь себя занять полезным и для себя, и для других – всегда можно найти чем…

Доброе дело не осталось незамеченным. К завершению строительства Дворца культуры, в середине 80-х, Каденковой поручили организовать ветеранский клуб геологов, впоследствии - Тюменская городская благотворительная организация - клуб «Ветеран-геолог». Это было место встречи и общения геологоразведчиков и их семей. В декабре 2002 года председатель Тюменской областной Думы Сергей Корепанов вручил учредителю клуба «Ветеран-геолог» Людмиле Евгеньевне Каденкова почетную грамоту за значительный вклад в социально-экономическое развитие Тюменской области.

Кстати:

Каденкова Людмила Евгеньевна родилась 7 сентября 1924 года. Участник трудового фронта. С начала Великой Отечественной войны в артели резала деревянную утварь для фронта. В 1943 году рискнула учиться вдали от дома. Мерзли и пухли от голода, но занятия продолжали. Всего три студентки из набора, в том числе и Людмила, получили диплом. Людмила Каденкова стала геологом и проработала в геологоразведке Западной Сибири более 40 лет, из них 15 – в полевых условиях. В 1976 году за свой труд награждена орденом «Знак Почета».

Умерла 23 декабря 2010 года. Похоронена в Тюмени.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


07 сентября в 10:03, просмотров: 2359, комментариев: 0



QR код


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Ремонт дорог в Сургуте. Хочется задать закономерный вопрос – а вытянем ли мы такие объемы?

Ремонт дорог в Сургуте. Хочется задать закономерный вопрос – а вытянем ли мы такие объемы?

В городе львиную долю работ сегодня выполняют два крупных подрядчика. Каждый из них ведет пул проектов окружного масштаба, на фоне которых сургутские дороги, так или иначе, выходят на второстепенный план
Рустем Юсупов, член ревизионной комиссии регионального штаба ОНФ в Югре 14 ноября в 15:32
1079 5
​Бывший глава Сургута Дмитрий Попов впервые выступил в суде по своему уголовному делу. Что он сказал

​Бывший глава Сургута Дмитрий Попов впервые выступил в суде по своему уголовному делу. Что он сказал

Публикуем выдержки из речи в суде
Редакция СИА-ПРЕСС 13 ноября в 17:34
1769 4
​Автовокзал в Сургуте нужно совместить с речным вокзалом

​Автовокзал в Сургуте нужно совместить с речным вокзалом

Создание автовокзала на супер-загруженных улицах и транзитных коридорах окончательно заведет в тупик транспортную проблему северо-западной части города
Сергей Антонов, сургутянин 13 ноября в 15:25
1645 41
Сайма — это как очень больной человек, которому шьют дорогой костюм

Сайма — это как очень больной человек, которому шьют дорогой костюм

Пусть лучше будет живая река с простыми берегами и естественной растительностью, чем большая влажная помойка с шикарными набережными
Елена Гончарова, руководитель «Русского радио» 13 ноября в 09:56
1150 5
Дмитрий Щеглов

​Действительно нужная концессия

Можно сколько угодно улучшать город и говорить про комфортную среду, но если у вас любой дождь или тающий снег создаёт в городе моря — все бессмысленно
Дмитрий Щеглов 12 ноября в 13:54
1470 18
Старые проблемы с новым вокзалом

Старые проблемы с новым вокзалом

Строить автовокзал (место скопления людей и транспорта) выгоднее и лучше всего в местах, где есть прямой выезд из города, нет сильного трафика и нет жилой застройки. Но у нас решили поместить его прямо в центр жилого микрорайона
Евгений Яровой, сургутянин 11 ноября в 21:40
2385 19
Я искренне благодарен защитникам правопорядка за добросовестный труд, мужество и принципиальность

Я искренне благодарен защитникам правопорядка за добросовестный труд, мужество и принципиальность

Анатолий Сименяк, председатель думы Сургутского района 10 ноября в 10:20
967 0
Занимательная ответственность

Занимательная ответственность

Если люди хотят обособленный вход в подвал, то УК готова этим заняться, конечно, за счет самих жителей.
Артём Кириленко, заместитель председателя думы Сургута 08 ноября в 17:15
1782 8
​Остановки плюс автобусы

​Остановки плюс автобусы

Как, например, доехать до улицы Профсоюзов или Нефтеюганского шоссе, где много разных организаций, госорганов, торговых центов и окружной травматологический центр? Получается, основной выбор – маршрутки
Альберт Исмагилов, сургутянин 08 ноября в 11:25
1194 13
​Война прошлого с будущим

​Война прошлого с будущим

Власть в России по большей части чудовищно несовременна. Она живет прошлым, своими воспоминаниями о молодости и СССР. Поэтому россияне свое руководство морально и технически переросли
Дмитрий Щеглов 07 ноября в 18:03
2224 59
​Рустем Юсупов: «Уголовное дело на меня выглядит очень странно. Эта история больше похожа на заказ»

​Рустем Юсупов: «Уголовное дело на меня выглядит очень странно. Эта история больше похожа на заказ»

Известный бизнесмен — об уголовном деле в Пыть-Яхе, своем отношении к «Светодизайну» и обвинениях в конфликте интересов
Людмила Осьминкина, Дмитрий Щеглов 07 ноября в 16:38
2696 9
Больше мнений