16+

Есть машина? Тогда вы — потенциальный житель поселения за колючей проволокой

Фоторепортаж СИА-ПРЕСС из женской и мужской колоний в Сургуте

«Я раньше думала, что колония-поселение так зовется и отличается от других тем, что в них люди живут в таких бараках, внутри которых койки-койки-койки. А в обычных колониях по два-четыре человека в камере», — рассказываю я нашему фотографу Алексею, пока мы едем в колонию-поселение в Сургуте. Точного адреса у нас нет, только обозначение на карте, которую прислали из УФСИН по Югре.

Сворачиваем налево с улицы Промышленной. Сбавляем скорость. Какие-то магазины, склады. Поселения нет. Спрашиваем дорогу и выясняем, что колонию мы проехали. И не удивительно: обычный серый стальной забор с колючей проволокой так вписывается в пейзаж промузла, что в глаза совсем не бросается. Вполне можно подумать, что за ним обычный такой склад стройматериалов. И места занимает совсем немного: двухэтажка с небольшим двором.

На первом этаже дома уже много лет размещается женское отделение, а на втором только год как базируется мужское. На момент нашего посещения в поселении отбывали наказание 18 женщин и 98 мужчин. Лимит вместимости — 45 и 100 мест. В это исправительное учреждение попадают югорчане, впервые совершившие умышленные преступления небольшой и средней тяжести, или преступления по неосторожности. А также те, кому ранее присуждалось наказание без лишения свободы (условно, например), но эти люди не отмечались в уголовно исполнительной инспекции (УИС) или, допустим, уклонялись от назначенных работ.

Заместитель начальника учреждения по воспитательной и кадровой работе Михаил Урчук рассказывает, что в колонии так мало представительниц слабого пола потому, что им чаще смягчают наказание: «Попадают они сюда по разным причинам: кто за кражу, кто за ДТП. И сроки разные — от четырех дней и до трех лет. Нередко наказание им заменяют на более мягкое, или освобождают досрочно за хорошее поведение».

В сургутской женской колонии отбывают срок и совсем молодые девушки, и женщины преклонного возраста. «Вот у вас есть машина? Тогда вы — потенциальная 264 статья, — добавляет начальник отряда Тимур Дробышев. — Это если авария повлекла за собой смерть человека, либо тяжкий вред здоровью. Или же за повторную езду в пьяном виде. Как говорится, от тюрьмы и сумы не зарекайся».

Мы идем по коридору, заглядывая в разные помещения. В двухсекционной кухне что-то печет Ольга Владимировна — приятная в общении жительница деревни за Ураем. Ей 58 лет. В комнате с несколькими холодильниками вкусно пахнет домашней выпечкой. Ольга рассказывает, что ждет в гости сына.

За что попала в это учреждение, женщина не говорит. Но она находится в колонии уже два года, и осталось еще три. «В декабре, может быть, получу УДО, — надеется осужденная. — Время летит быстро, ведь тут надо постоянно чем-то заниматься. И это хорошо, если сидеть дома на диване перед телевизором, то время очень долго тянется».

День у заключенных действительно буквально расписан по часам. Подъем в 6 утра в будни и на час позже в воскресение и праздничные дни. Отбой в будни в 22 часа, и в 23.00 — в праздники. Почти все жители колонии работают: кто-то на территории исправительных учреждений УФСИН, кто-то в городе на разных предприятиях, куда их увозят автобусы. Этот же транспорт доставляет их в колонию на обед и после рабочего дня. Вернуться обратно за забор нужно до 20 часов.

В течение дня работников из спецконтингента на рабочих местах проверяют сотрудники УФСИН — так осужденным не удастся ускользнуть из-под надзора и выпить, например.

Те, кто по каким-либо причинам не работают, занимаются полезными делами на территории поселения: спортом, уборкой, стиркой, готовкой, посещают занятия с психологами или творческие секции.

«По распорядку днем осужденные не могут лежать на кровати. Если читают книгу, то за столом, — рассказывает начальник отряда. — Они могут участвовать в культурно-массовых мероприятиях, лекциях, беседах, играть в нарды или домино, заниматься спортом. Могут заниматься вышиванием, шитьем. Готовят, работают внутри поселения и так далее».



Единственное, что сразу же бросается в глаза в длинном коридоре здания и говорит о его принадлежности к «системе» — решетки, за которыми располагается штрафной изолятор. Жительницы поселения туда редко попадают, но такие случат бывают. Так, например, в ШИЗО могут отправить за нарушение распорядка дня, употребление алкоголя, неуважительное отношение к сотрудникам или ссоры с другими поселенцами. Кстати, в колонии осужденные ходят в обычной одежде, а вот попав в изолятор переодеваются в спецодежду.

Внутри ШИЗО четыре койки, они прикреплены и подняты к стенам цепями. Есть стол и скамья. Унитаз на возвышении. Мыться заключенных отсюда выводят два раза в неделю — это ли не дополнительный стимул больше не нарушать правила?

Еще один стимул — попадание в изолятор может привести к тому, что условно-досрочное освобождение станет недоступно. Так случилось с Ариной — 23 летней сургутянкой, ныне — жительницей поселения. За курение в неположенном месте (у заключенных есть курилка во дворе) и грубое обращение к сотруднику УФСИН, девушка была отправлена в ШИЗО. Выйти на свободу сургутянка теперь сможет только по окончании назначенного ей срока — в июле 2020 года.

Всего же Арина получила два года и два месяца за кражу. Что украла, она не помнит, так как была пьяна. Изначально ей присудили условный срок, но из-за того, что сургутянка не отмечалась в УИС, подали в розыск и ужесточили наказание.

На свободе Арину ждут родственники, мужа и детей пока нет. Когда-то у девушки был небольшой бизнес — она занималась прическами. Чтобы не потерять навык, сургутянка плетет косы и делает прически другим жительницам колонии: «Выйду, открою свое дело. У меня мечта такая. Накоплю!» — настроена Арина.

Говорят, женский коллектив, как клубок змей. Спрашиваю у начальника отряда Тимура Дробышева, бывают ли среди жительниц конфликты. «Видите вот у меня шрам на лице?» — показывает на правую щеку молодой человек. Внимательно всматриваемся. «Это не от женщин!» — смеется Дробышев. А мы-то уже приготовились услышать увлекательный рассказ.

Начальник отряда заверяет, что ссоры среди заключенных девушек бывают крайне редко, но признает, что с ними не просто: «В некоторых случаях с ними сложнее, чем с мужчинами. У них больше эмоций. Женщина, если что-то взбредет в голову, она ведь может весь поселок поставить на уши. Но в основном они хорошо себя ведут, работают, стараются, чтобы быстрее освободиться».

За хорошее поведение в качестве поощрения жители колонии-поселения могут получить разрешение поехать домой в выходной или праздничный день. А вообще свидания здесь разрешаются в неограниченном количестве, хоть каждый день. Есть короткие, когда родственники приходят в гости к осужденным, пьют чай, общаются, а есть длительные — до трех суток. В этом случае семья живет в специальной секции. Внутри имеется все необходимое, вплоть до аквариумов и детских игрушек (некоторые привозят в колонию совсем маленьких детей). Разрешается выходить во двор на прогулку.

Кстати, из колонии-поселения заключенным разрешено выезжать в отпуск до 12 дней. Но, опять-таки, за хорошее поведение. И только в пределах Югры. Сотрудники УФСИН при этом могут приехать в любой момент и проверить, находится ли «отпускник» на месте.

В целом внутри женской колонии тихо, не сказать, чтобы по-домашнему уютно, но неплохо. Похоже на обстановку в старых советских лагерях или даже санаториях: окрашенные стены, этот узнаваемый каменный пол в крапинку, шторки, цветы, картины… В мужской половине почти так же. Только девушки живут в секциях по два-четыре человека и кровати у них в один ярус, а у мужчин большие многоместные спальни.

Молодые люди в колонии-поселении оказались не столь общительными, как девушки. Завидев фотографа и журналиста с диктофоном, они бросали свои дела и старались ускользнуть из поля зрения. Сотрудники УФСИН рассказали нам, что большая часть из осужденных мужчин попали в исправительное учреждение за то, что уклонялись от назначенных им обязательных работ, несколько раз попались за рулем в пьяном виде, и за ДТП со смертельным исходом. Причем после ужесточения наказания они приезжают в колонию сами, без конвоя.

В мужском отделении наблюдается постоянный круговорот: каждый месяц сменяется 10-15 человек: одни выходят, другие приходят. Койки у парней двухъярусные, и спальня очень похожа на армейскую казарму. Для пожилых мужчин тут выделена отдельная жилая секция с телевизором.

Во внутреннем дворике установлена спортплощадка, где в теплое время обязательно кто-нибудь да занимается. Тут же неподалеку можно посидеть за столом, поболтать и поиграть в нарды. Еще в паре шагов — курилка. Отметим, что женщины-заключенные и молодые люди не могут общаться, да и в принципе пересекаться.«У нас же нет роддома», — шутит о таком разведении полов замначальника колонии. Поэтому у женщин свой дворик.

Поговорить с корреспондентом согласился Анатолий, житель Ханты-Мансийска. Он уже не молод (52 года), но ведет активную жизнь. На воле мужчина занимался патриотической деятельностью с молодежью, и в колонии не сидит на месте: играет на гитаре, ставит концерты на праздники и памятные даты, проводит культурно-массовые мероприятия.

Говорит, что попал за решетку, так как дважды отказался от медосвидетельствования, а «закрыли» его только по подозрению на пьяное вождение. Хочет поскорее освободиться, так как «на воле очень много работы». Осталась половина из назначенных ему восьми месяцев.

Кстати, настоящим открытием стало то, что в колонии-поселении жителям разрешается иметь деньги. На них они могут купить товары в одном из городских магазинов, туда их вывозят пару раз в месяц. В коридоре на каждом этаже стоят стационарные телефоны, звонить по которым можно, пока на личном счету не закончились деньги (у каждого осужденного есть свой логин). А в душевых предусмотрены бойлеры, поэтому всегда есть горячая вода.

Но, несмотря на все эти условия, тут явно чувствуешь подтверждение слов сотрудников УФСИН: «это не лагерь, а исправительное учреждение».

Фото: А. Андронов


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


12 июля 2019 в 15:05, просмотров: 2483, комментариев: 2



QR код


Комментарии:
Сбил человека насмерть и теперь балдеют на поселении ? Наверное справедливо было-бы ,чтоб и пришли сами с лагеря в нелучшем состоянии чем пострадавшие.
Сложилось впечатление,что "гитарист" туда отправился для выполнения" плана",были свободные места...

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Нужно что-то менять...

Нужно что-то менять...

Жители продолжают выражать недовольство относительно недостатков работы городского общественного транспорта, а также качества содержания городских улиц и дорог
Ринат Айсин, депутат думы Югры 24 января в 17:14
1738 3
Закон не писан?

Закон не писан?

Сегодня многажды битый, трижды кинутый и сотни раз обманутый собственник буквально с лупой изучает и Жилищный кодекс, и Кодекс об административных правонарушениях, и различные Приказы и Постановления Правительства РФ
Инна Бирук, сургутская общественница 24 января в 14:16
5838 14
Ситуацию с общественным транспортом в Сургуте надо исправлять!

Ситуацию с общественным транспортом в Сургуте надо исправлять!

Надежда Красноярова, председатель Думы города Сургута 24 января в 13:11
4032 1
​Сургуту нужен альбом разрешённой городской архитектуры

​Сургуту нужен альбом разрешённой городской архитектуры

Уверен, что найдутся скептики, которые скажут, мол поменять лицо города можно только за огромные деньги. Но деньги имеются – они в новых чиновничьих заборчиках, в убогих сайдингах, в проваливающемся в колею асфальте, в нелепых, вновь появившихся по всему городу, ларьках
Сергей Антонов, сургутянин 23 января в 08:48
1123 14
​Родители и опекуны должны знать всё о здоровье своих детей

​Родители и опекуны должны знать всё о здоровье своих детей

Нынешний закон превращает данные о здоровье 15-летних подростков во врачебную тайну. Это может повредить и им самим, и семье
Эдуард Исаков, член Совета Федерации от Югры 22 января в 23:06
795 1
​Кто покинул правительство России и как эти экс-министры были связаны с Югрой

​Кто покинул правительство России и как эти экс-министры были связаны с Югрой

Одни привозили театры и музеи, другие – врачей, а кто-то обещал 5G
Редакция СИА-ПРЕСС 21 января в 22:43
2045 7
Памяти профессора СурГУ Виктории Микшиной

Памяти профессора СурГУ Виктории Микшиной

Коллектив СурГУ, кафедры информатики и вычислительной техники Политехнического института 20 января в 12:38
5218 0
​Маткапитал демографии не помощник

​Маткапитал демографии не помощник

Я думаю, нынешние пертурбации с маткапиталом – это не про демографию как таковую, а про умиротворение многочисленной социальной страты «молодые семьи с детьми». Чтобы не бухтели и не ходили на митинги
Дмитрий Щеглов 19 января в 20:07
3144 15
Анна Богдевич

​Как все мерзко...

От новости об отставке правительства у меня аж дух захватило. В голове сразу: «Да ладно. Да неужели! Не может быть!» И прочая эмоциональность. Оказалось, я вполне права, и быть такого не может.
Анна Богдевич 15 января в 21:12
3259 4
А пообсуждать?

А пообсуждать?

Как принимали Конституцию в тоталитарной стране и в государстве эволюционирующей демократии
Людмила Осьминкина 16 января в 18:08
2194 15
Больше мнений